Инсвейл

Объявление



Солнечный День, теплые лучи солнца греют весь город.

Прошло какое-то время, с момент смерти главного оборотня остальные ликантропы уничтожались с огромной скоростью. Множество людей заняты самыми разными делами. Часть людей хоронят мертвых, часть ремонтируют разрушенные здания. А вот в темной мечети намечается праздник.









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Инсвейл » Флешбек » Тяжело в деревне без нагана


Тяжело в деревне без нагана

Сообщений 61 страница 88 из 88

61

Анна увлеклась играми со своим телом и видео, плавно лаская себя, и думая, что когда приде Катя, можно будет полностью расслабиться, отдаваясь ее умелым рукам и губам. Но Кати все не было и не было, и примерно минут через двадцать Анна начала раздражаться. Встав, она пошла в сторону ванной - из дома Катя точно не выходила, Граф еще не привык считать ее полностью своей, и уж точно устроил бы вселенский хай, появись она на участке без сопровождения.

Катя и вправду нашлась на полу в ванной - скорчилась в луже воды и тихо посапывала. Анна почесала в затылке, прикидывая свои силы, а затем аккуратно стала поднимать Катю. Та проснулась, секунду соображала, что происходит - а затем затрепыхалась, думая, что сейчас послудет продолжение пыток. Но Анна лишь шикнула на нее.

- Тихо. Просто иди сюда... - и она завела мокрую и голую, дрожащую от холода пленницу в комнату, где собиралась спать. Достала из шкафа запасное полотенце и старательно протерла Катю, словно живую куклу - сама, тщательно и заботливо.

- Вот видишь, как приятно слушать мои команды. Все становится просто и легко, и совсем не больно... - и Анна, закончив протирать еще раз сырые волосы любовницы, повесила полотенце на спинку стула и легла на постель.

- Ложись у меня в ногах. Утром проснешься - приготовишь мне чай... - и она, мгновенно, как умеют деревенские, уснула, набираясь сил для завтрашнего дня.

0

62

Катерина не соображала сколько времени была в отключке. Ясно было только что была все ещё голой, мокрой, и совершенно замершей, когда очнулась. Но хуже того, была в объятиях Анны, и первая мысль была только одна - продолжения измывательств над ней. Понятное дело последовали трепыхания, снова всхлипывания.
Но на этот раз её просто вытерли, и уложили спать. Кое как до неё дошёл смысл сказанного про чай и она заснула.

Хотя она и была городской, но зачастую была способна просыпаться без всяого будильника - просто какие-то внутренние часы говорили ей, что надо встать пораньше, чтобы оправиться на экзамен, или важную встречу по делам, или что-то ещё. Так получилось и в этот раз.
На утро она проснулась пораньше, и пока Анна ещё спала, быстренько приняла душ. Хотя спала и беспокойно, после душа стало получше, и она потионьку смирялась со своим положением. Попытки побега в голове больше не было, к тому же было страшно - либо попасть в руки копов, либо пса.
Вместо этого она сделала чай, нашла где-то булочку и яблочко, добавив это к чаю в качестве своей самодеятельности, и всё это вместе отнесла на деревянном подносе в спальню.
Одеваться она не стала - в этом не было никакого смысла после того что случилось, да и вдруг Анне бы это не понравилось. Как была, голая, она легонько тронула Анну а плечо.
Чай на подносе. - негромко сказала она, поставив поднос рядом с Анной, а сама уселась поодаль, прямо на пол. Выглядела она более свежей, чем с вечера. Не до конца высохшие волосы выдавали то что она успела принять душ с утра. Была мрачной, и немногословной, но без истеик и рыданий.

0

63

- Чай на подносе... - тихий голос и касание плеча разбудили Анну, она сладко потянулась. По всему телу разлилась приятная теплота, она выспалась и отдохнула на славу. Да и настроение было прекрасным.

- Неплохо... Впредь не забывай добавить "госпожа Анна", если рядом никого нет, и "Анна Владимировна" - если мы не наедине... - сонно прошептала она, потягиваясь. Покорная рабыня села на пол поодаль от постели, и Анна поманила ее рукой.

- Ляг на пол, на спину... Вот тут, у постели... - когда та исполнила приказ, Анна села и поставила ступню ей на лицо. - У меня устали ноги, бегать за тобой... Оближи... - и пока Катя унижалась, хозяйка взяла чашку и булочку, скупо надкусила ее и отпила напиток.

- Язычком каждый палец массируй, старайся... Будешь халтурить - найду тебе другое занятие... - и она поставила вторую ногу на грудь девушки. Конечно же, не всем весом - она же все-таки сидела на постели, а на лицо и грудь Кати давили только ее тонкие и легкие ноги. Унизительно, но ни в коей мере не болезненно и не вредно.

- Потом вторую... - добавила она, поставив первую ногу на рассыпавшиеся по полу волосы Кати, а вторую ставя на ее место, на лицо девушки.

- Я бы хотела, чтоб ты принимала свое место здесь... Я же понимаю, что тебе нравится быть шлюхой... Лизалкой... Тряпкой... Это ты где-то там... - Анна сделала ладонью с чашкой неопределенный жест в воздухе. - Там ты крутая и босс, а тут все очень быстро встает на свои места... И ты уже покорно лежишь и старательно облизываешь мне ноги... А если я захочу чего-то еще - то ты всегда к моим услугам... - и она убрала ноги.

- Тебе тоже можно чаю... Открой рот! - приказала она, и когда Катя покорно исполнила приказ, Анна опустила руку и вылила уже не слишком горячий чай тонкой струйкой в рот Кати. Чтоб не захлебнуться, той пришлось проглотить все.

- Вот так... а теперь лезь сюда... Нечасто мне удается начать утро с куни... - и хозяйка дома снова откинулась на постель, слегка раздвинув ноги и полуприкрыв глаза.

Отредактировано Офелия (2017-03-23 19:42:46)

0

64

Вечером Катерина явно была совершенно разбитой, и физически, и морально. Оно и понятно, если вспомнить что с ней сделали, и как. Хватило и боли, и просто морального шока. И было сложно принять то что проделал с ней... пёс(!), и свою будущую судьбу в руках Анны, казавшейся поначалу милой и безобидной. Ну и конечно, то что она разгадала карты и ей почти удалось улизнуть, подкосило Кэт. Угроза пса и повторения чего-то связанного с ним, и все события вечера лишили каких-либо сил и желания даже пытаться в ближайшее время повторить побег.
К счастью, к утру её состояние - и физические, и моральное, более менее нормализовалось. Она уже не задыхалась от паники, истерики, и рыданий, хотя, конечно, была тихой и мрачной, ни тени улыбки что озаряли её лицо, когда они с Анной развлекались ещё на добровольной основе.
- Да, госпожа Анна. - негромко, но твёрдо проговорила Кэтти, сразу же выполняя данное ей указание, и пробуя такое обращение вслух. Довольно непривычно было говорить такое, ну так вчерашние события были куда более "непривычными". И лишний раз злить "госпожу" было незачем, гораздо лучше было выполнить то что она просила, так чтоб не к чему было придраться. Ведь повторения вчерашнего было бы просто сущим кошмаром.
Поэтому она без споров, как была, голой, легла на пол, а затем из того же положения лёжа принялась облизывать пальцы Анны.
Ноги на своей груди и лице - это было, конечно, унизительно, но ничто по сравнению с вчерашним. Так что она молча продолжала вылизывать пальцы ног Анне. Хотя при этом на неё не смотрела, безразлично смотря в потолок. Перед глазами были лишь всё те же пальцы ног.
Признаться, при последующих словах она немного вздрогнула и даже судорожно сглотнула. По лицу медленно пополз румянец. С одной стороны, ей хотелось возразить. С другой, понимала, что если не хотела злить хозяйку дома, то этого делать не стоило. А с третьей... её даже немного возбудили эти слова. Как странно, ей бы никогда не пришло в голову, что её может завести, если её обвинят в таком, и обзовут такими унизительными словечками. Но на мгновение и это безумие заставило ощутить жар.
К счастью, Анне в этот момент было не до лицезрения сомнений и бури эмоций своей игрушки, вызванных своими словами. Кэтти не хотелось бы, чтобы намерение возразить, или же возбуждение, было замечено.
И пока что к счастью этим не грозило. Пришлось послушно открыть рот, но в этом было лишь немного унижения, ничего такого: чай к счастью был уже не слишком горячим, и удалось не проронить ни капли и не обжечься.
Мрачная и тихая с утра Катерина готовилась сегодня с утра к худшему: что её "отдадут" псу, или же Анна собственноручно продолжит в столь же жёстком стиле. То что ничего из этого пока не случалось, радовало и вызывало облегчение. И хотя Кэтти была по-прежнему мрачной и тихой, она с готовностью отозвалась на очередное указание Анны. Хотя такие слова от себя самой же были непривычными, и даже голос звучал чужим:
- я это исправлю.. госпожа Анна. - решила она ещё раз так назвать хозяйку дома. Раз уж той это нравилось, почему бы не воспользоваться в своих интересах, и избежать какой-то жестки. И так тело ещё болело.
Кэтти подползла к Анне, немного приподнялась... чтобы оказаться губами напротив её киски. Повторять дважды не пришлось. В конце концов, они вдвоём это уже делали, и тогда Катерине и самой нравилось. Так что она приступила, стараясь не думать что на сей раз делает это не по своей воле, и что с ней самой сотворили.
- Главное - не разреветься... - всё-таки, её изнутри по-прежнему гложила обида. На тему того, что Анна (может и по-пьяни, но всё равно!), ей по-настоящему понравилась, а всё вышло вот так.

0

65

Приказы исполнялись легко и непринужденно - словно всего одна ночь ужаса могла заставить Катю полностью смириться. Вот и сейчас она пристроилась между ног своей хозяйки и ловко, сладко заработала язычком. Это было намного, намного лучше, чем у несчастной, забитой продавщицы магазина. Так что ресницы Анны задрожали, она сладко потянулась, чуть сильнее разводя ножки и пуская любовницу чуть глубже в себя. Ее руки заскользили по простыне, по изголовью кровати, заскребли ноготками по одеялу...

- О да... Вот там, чуть ниже... А! - вскрик наслаждения чуть испугал Катю, но через секунду ласка продолжилась.

- Отлично... Ощущение, будто вас в городе заранее учат - кого сосать, кого лизать... А может всех всему сразу? Скажи, вот тебя кто учил... Аххх... - удачное движение языка Катя прервало речь Анны на полуслове, и она откинулась сильнее на постель, полуприкрыв глаза и постанывая.

- Мягче... По кругу... Ой.. Ооо... - постанывала она, пока девушка умело ласкала ее. Ладони Анны накрыли ее собственные груди, мягко сжали их, массируя, поглаживая и разминая... Выделили пальцами соски, нежно покручивая их...

- О боже, как приятно... Ах.. не останавливайся... глубже язычком... О да, да!.. - застонала она, одной рукой прихватывая волосы Кати и прижимая ее лицо к своей промежности.

- Да, еще сильнее, шлюшка... Глубже, моя сучка... Да, да, лижи как следует, проблядь... - сбивчиво шептала она, но Кате ее указания уже не требовались. Ритм ее ласки нарастал, ведя Анну вверх, к удовольствию...

- ДАААА!!!! - хозяйка дома сжала бедрами голову девушки, обеими руками сжимая свою грудь, нечленораздельно крича. Оргазм был особенно сильным из-за ощущения власти над девушкой, зажатой между ее ног - и не меньше минуты Анна содрогалась, корчась от удовольствия, сжимая ногами голову Кати. Но вот ее силы стали убывать, и она расслабленно откинулась на постели. Ноги ее немного разжались, отпуская Катю, и Анна раскинулась на постели, отдыхая. С трудом повернув голову, она глянула на покрасневшее лицо Кати, поблескивающие от ее же сока губы и растрепавшиеся волосы.

- Неплохо... - расслабленно произнесла она. - Накинь что-нибудь, скоро люди придут... - и Анна раскинулась на постели, наслаждаясь своим успехом. - А потом приберись по дому и Графа покорми...

0

66

Конечно, о том чтобы полностью принять свою новую роль и смириться с ней, не могло быть и речи. Но , как это не звучало бы иронично, а то что с утра Анна сразу же занялась своей новообретенной собственностью имело даже какое-то преимущество для морального состояния Кэт: с вечера и ночью она душевно настрадалась, а с утра попросту не было времени думать о своём положении. Поэтому, хотя в глобальном смысле она не могла бы ещё смириться, она попросту об этом пока больше не думала. А первоочередной задачей было удовлетворить Анну во всех отношениях, чтобы сегодня как минимум не повторился вчерашний кошмар. Катерина была совсем не дурой, и во вред себе действовать было незачем. Да и быстро смекнула, чего и как хотела Анна, так что угодить ей оказалось не так уж сложно. Тем более что, чего греха таить.. в городских клубах, после достаточного количества коктейлей, вечера заканчивались по-разному. И кое-какой опыт с девушками у неё был, пусть и она считала это скорее "баловством", и что всегда прежде всего нравились парни. Но всё равно, не было бы преувеличением сказать, что её язычок наверняка был лучшим - или одним из лучших - что касались прелестей Анны. Поэтому в каком-то смысле слова и вопрос Анны были оправданы. Но вопрос был слишком общим, да и в этот момент рот Кэт был занят, так что отвечать она пока не стала, а вместо этого сконцентрировалась на ласках.
Кажется, конкретные указания были уже даже излишними: она сама получше представляла что и как делать, чем Анна. И, хотя начала это делать,. чтобы всё не закончилось вчерашней жестью, в итоге главном мотивацией стали стоны Анны, ерзающей по постели. Её можно было сколько угодно ненавидеть, но к таким сладостным звуком нельзя было остаться равнодушной. Тем более если вспомнить, что ещё до жёсткой развязки, Кэт влекло к Анне, она ей нравилась. И даже в её нынешнем положении сладкие стоны Анны, и зрелище как она ерзала и ласкала свои груди, льстили, и побуждали вытворять язычком что-то всё более невероятное. Ведь уже хотелось, чтобы эти стоны стал ещё громче, и слаще. Будь Кэт полностью равнодушна или отнесись с полным презрением к происходящему, ей бы не удалось доводить Анну до такого неистовства.
Время от времени Кэтти даже поднимала взгляд и пялилась на груди Анны, которые та теперь сама сжимала и мяла. Но скоро "подглядывать" перестало получаться, когда Анна стала совсем уж прижимать её лицо к своей промежности. Под конец язычок ещё и начал слегка потрахивать киску Анны, и это, видимо, стало последней каплей. Всё это стоило того, чтобы услышать такой вскрик, ощутить как горячие ножки крепко сжались вокруг головы Кэт.
Но вот всё закончилось. "Неплохо". - это был довольно сдержанный комментарий, хотя при всех остальных не слишком любезных фразах в адрес новой "игрушки", это видимо следовало принимать как комплимент. Но всё же, всё равно был укол гордости и обида - неужели, "неплохо", это всё что она заслужила, после такого-то оргазма Анны?
Поскольку было указание одеться, то теперь Катерина как минимум могла подняться на ноги. Что она и сделала, а затем поспешно отвернулась. Она всхлипнула, и вытерла с лица.. нет, не соки, а пару слезинок. Не хватало ещё, чтобы Анна это заметила, и посмеялась над ней!
Ощущения были странными, очень смешанными. Была тут и обида за то что её не оценили должным образом, и за то что вообще она оказалась в таком положении, и как с ней обошлась девушка, которая, казалось, была бы неплохой любовницей и подругой, на совершенно добровольной основе. Но больше всего хотелось третью эмоцию: откуда-то взявшееся возбуждение. Это было новым. Вчера всё было так больно, и так унизительно что ни о чём подобном не могло быть и речи. Но сегодня... что-то изменилось. И что-то подсказывало ей, что завела даже сама обстановка. То, как Анна приказывала ей, называла своей сучкой и шлюхой. Катерина совсем не привыкла к такому обращению. Она вообще любила бывать сверху, и с парнями и с девушками (хотя с девушками в принципе "развлекалась" куда реже), и не терпела оскорбительного отношения к себе. Но тут... это вдруг добавило какой-то пикантности, и соски уже стояли торчком, а лицо раскраснелось не только от того как лихорадочно пришлось работать языком.
- Люди?... Ты же.. вы, госпожа Анна, не собираетесь же... - она сглотнула, не осмелевшись даже произнести это вслух, и во время вопроса поправившись, вспомнив как следовало называть хозяйку этого дома. Стать игрушкой, но не только личной игрушкой Анны, но ещё и той кого пустят по кругу, не очень хотелось. Хотя то что ей указывали одеться, обнадеживало. В противном случае одеваться было бы незачем.
Я... могу взять что-то из ваших вещей? откуда?.. - растерянно уточнила Катя. Более-менее успокоив свои эмоции, она полуобернулась к Анне. И решила перестраховаться, чтобы не рассердить лишний раз хозяйку дома, роясь в её вещах. А ведь в её дома она не знала где что лежит, и что можно было брать. А собственная одежда была изорвана псом.

0

67

- Не собираюсь что?.. - лениво спросила Анна, расслабленно поглаживая свое тело и все еще тяжело дыша. Ладонью смахнув капли пота со лба, она чуть рассмеялась - не от высокомерия, а от вполне искреннего удовольствия, доставленного Катей. Ну и еще от того, что хоть когда-то она могла быть собой.

На вопросы Кати о том, что она собирается делать, Анна не ответила, вместо этого она с трудом перебросила дрожащие ножки через край постели и села.
- Одеться да, пошли... - и она, пошатываясь, повела девушку в кладовую. Лежащая на полках одежда в основном не подходила Кате по размеру, но все же ростовые размеры у девушек отличались не очень сильно, и Анна без проблем подобрала Кате футболку, легкую блузку и юбку с декоративным ремешком. На ноги девушке были подобраны изящные белые гольфы.

- Пока в этом походишь... Если что, с этой полки можешь брать то, что потребуется надеть... - показала Анна пальцем, а затем как была в костюме Евы вышла обратно в коридорчик.

- Накрой на стол пока что, на троих... Хотя ладно, на четверых... Все нужное в холодильнике, а в погребке в сарае холодные напитки, все в холодильник их не спрячешь... - задумчиво кивнула Анна, направляясь во двор. Радостный лай Графа подтвердил, что во дворе за ночь никто не появлялся, а он по-прежнему рад видеть хозяйку. Потрепав ему шерсть, Анна завела его в вольер, заперла, а затем прошла в баню, где быстро ополоснулась холодной водой, смывая все следы вчерашних и утренних утех.

Минут через пятнадцать она уже прошла обратно в дом, стирая на ходу капли воды с волос и отряхиваясь. Уже дома, сев на стул, она взяла стакан морса, стоящий на столе, отпила немного...
- Расческа на подоконнике, чего ждешь? - спросила Анна, сидя спиной к Кате.

0

68

Катерина промолчала, не став уточнять. Не хватало ещё подать Анне идею, если вдруг той не приходило такое в голову а тут могло прийти. Об этом лучше вовсе было не думать.
Пока они шли в  кладовую, Катя украдкой бросала взгляду на хозяйку этого дома. Всё-таки, ей было лестно, что это благодаря ей и той так дрожали ножки и она пошатывалась. А кроме того.. чего там скрывать, лишний раз посмотреть на Анну, также не успевшую одеться, было приятно. Даже несмотря на всю эту жестокость. Тем более, что в отличие от Анны, сама Катерина то никакой разрядки не получила. Конечно, в основном возбуждение уже ушло, но какой-то остаток был.
- Спасибо... госпожа Анна. - не забыла она снова добавить новое обращение. Хотя оно все ещё казалось непривычным и ненормальным. Но должно быть после десятого или сотого раза, ей будет уже привычнее это произносить. Катерина закивала, и далее принимая указания к сведению. Как уже говорилось, она была не белоручкой совсем уж, не совсем без рук - умела что-то делать, убирать или готовить (хотя и к таким вещам как погреб была совсем непривычна, городская же). Хотя и была в известном смысле ленивой, и даже в этой деревне приплачивала хозяйке дома чтобы та за неё убирала и готовила. А теперь ей предстояло это заняться. Но такие задания уж точно были получше чем ... что-то жестокое, что могла выдумать Анна и о чём и думать не хотелось. И настроение постепенно немного улучшилось. Бытовые хлопоты всегда её успокаивали, и тут вначале она получила одежду, и одевшись, почувствовала себя снова человеком а не просто вещью которой даже одежда не положена. А затем, принялась за уборку и накрывания стола. Позабыв на время о мрачных мыслях.
Чтобы не вызвать нареканий, суетиться пришлось быстро. Но всё равно 15 минут было мало на то чтобы разобраться что к чему в чужом доме, найдя при этом продукты не только в холодильнике, но и в погребе.
Кажется, накрыть на стол было первоочередной задачей - так что уборка по дому и задача покормить пса была отложена на после: всё это вместе при всём желании за такой короткий срок сделать бы не успела. И так то, она ещё заканчивала расставлять бокалы и напитки, когда вновь потребовалась "госпоже".
Подождите немного, я сейчас... - наконец закончив со столом, она поспешила вымыть руки. Второпях, да до сих пор не до конца привыкнув к деревенскому умывальнику, она забрызгала свою футболку. Ну да в этот момент главное было поспешить к Анне, а то что грудь теперь немного просвечивала сквозь футболку, было не такой уж страшной бедой. Вытерев руки о полотенце, она наконец взяла расческу и подошла к Анне.
Присела рядом с ней, и начала аккуратно расчесывать её волосы.

0

69

Сполоснув руки, Катя начала расчесывать волосы Анны. Спокойно попивая морс, Анна позволила ей погрузиться в работу, попутно размышляя о своем, и лишь пару минут спустя произнесла:

- Ко мне придут главный местный технарь, на его ремонтах держится вся сельская техника, поэтому он должен быть доволен. С ним его сын, помощник. Я буду обсуждать с ними наши дела, а ты... Ты должна прислуживать за столом, но и сама можешь с нами поесть. Для них ты - просто моя знакомая из города, заехавшая погостить и заодно помогающая мне по хозяйству... Да им на самом деле и побоку на тебя, разговор будет деловой. Так что просто наливаешь напитки, подаешь тарелки, в общем, проявляешь гостеприимство. Рот открываешь пореже, если не спрашивают ни о чем - вовсе молчи... Ты, когда молчишь, куда приятнее смотришься...

Вскоре волосы были расчесаны, и Анна, встав, прошла к шкафу. Надела чистое белье, тонкий сарафан, босоножки. Оценивающе глянула в зеркало.
- Пойдет... Кстати, вот и они... - услышала она, как за окном остановилась машина. Выйдя наружу, она отперла калитку и впустила гостей, мужчину лет пятидесяти и парня примерно двадцати.

- Добрый день, Юрий Петрович, Сергей Юрьевич... - провела она гостей в комнату, за стол.

- Это Катя, она на днях приехала из города. Она помогает мне по хозяйству и накрывает стол... Катя, накладывай, не стой... - и все гости расселись, ожидая пока Катя услужливо подаст еду и напитки. Даже молодой не пялился открыто на Катю, хотя и посматривал порой краем глаза - а старшему гостю и вовсе явно важнее было дело. Они с Анной заговорили о требуемом кредите на ремонт техники и о его выплате с урожая. Анна спрашивала, чтоб ей отчислили долю с урожая, 20%, тогда как техник хотел выплатить кредит финансами, двести двадцать пять тысяч рублей тремя взносами за полгода.

- Ну что вы, согласитесь, что в таком рискованном деле как сельское хозяйство такая ставка слишком низка. Мы-то привыкли, но надо идти в ногу со временем. Катя вот современный человек, подтвердит. Катя, скажи, реально ли у вас в городе взять кредит для развития сельского хозяйства на 15% годовых? - внезапно обратилась к ней Анна.

0

70

Снова это было колко, немного обидно, что ей прямым текстом сказали, что лучше держать рот на замке, и что мол когда говорит, она ужасна. Но с другой стороны она и сама предпочла бы помалкивать. Вернее. если б была такая возможность, вообще предпочла быть в другой комнате и не присутствовать на приеме гостей. Но раз Анна решила выдать её за свою подругу, и визит должен был быть деловой, то можно было особенно не волноваться. И Катерина более-менее успокоилась. Она тоже вежливо поздоровалась с гостями, а далее лишь докладывала еды, "ухаживала" за гостями в самом невинном и приличном смысле этого слова: доливала напитки если было необходимо, и так далее. А в остальном молча сидела в стороне.
А? - она даже вздрогнула, когда к ней обратились. Было совсем расслабилась, но к счастью в полуха слушала о чём шла речь.
- Ну что вы, вряд ли. Сейчас минимум 30%. Да и то, это если ещё дадут, будут смотреть, сколько вы зарабатываете, чем живете, какая кредитная история... - Кэтти быстро сообразила, что Анна была заинтересована в ответе что обсуждаемая доля мала, поэтому вполне правдоподобно начала разъяснять так, что выходило что Анна и в самом деле права, и лучше чем её условия было не найти.

0

71

Мужчины не особо обрадовались словам Кати. Тот что постарше просто нахмурился, а младший злобно уставился на девушку.
- Ну ладно, ладно, я же не гос-банк. Поэтому 30% конечно же много, да и я не такой сервис предоставляю... Пусть будет 20% доля в итоговом урожае и все хорошо.

- Много. Это много... - пробурчал Юрий Петрович, разминая хлеб в руках.

- Вы должны понимать мой риск. Урожай штука все же нестабильная, а деньги я отдам в любом случае... - мило улыбнулась Анна, а затем повернулась к Кате.

- Принеси водочки... - но мужчина прервал ее.

- Не надо. Водку днем не пью, еще работать надо. Давайте так - 18% и договоримся.

- Девятнадцать, мое последнее предложение... - улыбнулась Анна. Долгая пауза... и мужчина хлопнул ладонью по столу.

- Ладно, пусть 19%. Документы подпишем завтра в райцентре у нотариуса. Приезжай туда к десяти... - и он в сопровождении так и не сказавшего ни слова сына покинул дом.

Анна проводила их до ворот, а затем вернулась в дом.
- Ну вот... - она раскинулась на постели и счастливо рассмеялась. - Урожай будет и всё будет отлично... Чего встала? Видишь натоптали на полу, на столе посуда - быстро убирай, мой, протирай! Давай в темпе! - спокойно, но с холодом в голосе произнесла она. - А как закончишь, ползи сюда, может и награжу тебя чем-нибудь...

0

72

Сглотнув, Катерина поспешила отвести взгляд и вовсе уставиться в пол. На мгновение даже пожалела, что так сильно рванула помогать Анне, ведь в конце концов об этом они ничего не обговаривали. А так можно было нажить себе лишних врагов в деревне, это тоже было ни к чему. Далее она просто молчала, и хотела только чтобы всё поскорее закончилось. Ушла бы из комнаты, да это было бы невежливо, и Анне бы точно не понравилось. Так что Катерина просто молча дождалась, пока визит закончится и гости уйдут.
Ну а видя что не ошиблась со своим ответом и актерской игрой, и как довольно Анна, заулыбалась. Но скоро усилием воли стерла улыбку со своего лица. По двум причинам. Во-первых, поймала себя на том, что радовалась тому что угодила своей "госпоже". Не хватало ещё настолько свыкаться со своей новой ролью. И это после того то что с ней сделала Анна! Нужно было по-прежнему быть мрачной, и ненавидеть её пуще прежнего, хоть и внешне угождать. Но не лыбиться совершенно искренне. А во-вторых, и сама Анна вернула её с небес на землю, обратившись снова холодно, и выдав новые указания.
Катерина молча кивнула, и принялась вначале за мытьё посуды - пока всё не засохло, потом не отдерешь. Постепенно привыкая к деревенскому умывальнику, хотя все равно ещё было не очень привычно. А дальше нашла тряпку, и начала протирать пол. Закончив с этим, вымыла руки, и подошла к Анне. Вопросительно уставилась на неё, ожидая чего от неё захотят дальше.
Её новая жизнь и будущее были пока для Катерины абсолютной загадкой. И это было так странно и непривычно, полностью зависеть от кого-то, и ждать как кто-то скажет тебе что делать, а самой ничего не планировать и лишь слушаться.

0

73

Видя, как возится по хозяйству Катя, Анна расслаблась. Наличие такой прислуги, хотя и несколько неумелой, радовало. Вскоре - хотя и медленно по меркам деревенских работниц - Кейт закончила с уборкой и посудой, после чего подошла к Анне, встав перед ней и слушая.

- Прислуживала за столом ты неплохо... Но только ты забыла, кто твоя хозяйка. Напомни мне, кому ты служишь? - спросила Анна, перевернушись набок на постели.

- Мне? Странно. Тогда поясни мне, почему это я не вижу водку, которую за столом приказала тебе подать. Или тебе приказывать может каждый, кто скажет что-то строгим голосом? - спросила хозяйка, а затем села, умудряясь даже сидя смотреть на Катю сверху вниз.

- Предпочтешь, чтоб я тебя высекла, или будешь искупать вину? - спросила Анна уже явно риторически, и так было ясно, что выберет все равно она сама. И еще вопрос. как Кате придется искупать такой пустяковый проступок. Уж точно не работой по хозяйству - благо что все там было налажено, а огородом Анна почти не занималась.

- Ладно... Давай-ка баньку протопим... - неожиданно приказала Анна, поднимаясь. - Беги, растапливай печку, неси туда уголь и дрова... Через час чтоб было все готово.

0

74

Вам, госпожа Анна. - тут Катерина вспомнило что ей было сказано "ползли", а она подошла. Хотя может это было фигурально сказано. Но всё же слишком она сейчас сказала в ожидающей позе, мол ну что теперь ещё тебе от меня надо. Нужно было быть поскромнее чтобы не нарваться. Поэтому Катя смиренно опустила глаза. И вовремя, далее последовали претензии в её адрес, которыми сменились недавние улыбки.
Нет, только вы, госпожа Анна. Я только ваша. - далее она всё же подняла глаза, чтобы смотреть Анне в глаза, и давать понять, что она считала именно так а не иначе. Дальше последовал новый вопрос.
Я... - Катерина было уже хотела сказать что-то, но осеклась. Стало ясно, что вопрос был риторическим. Да и непонятно ещё что из этого было бы лучше. Если искупать вину придётся как с утра, то это ещё ничего. Она даже сама получила какое-то удовольствие. Но как знать, может это будет ещё жестче чем порка? С другой стороны, ведь Анне должно быть лестно, если Катя выберет искупать вину, ведь это делать что-то для самой Анны.  Хотя она решит всё равно всё сама, а спрашивает просто ради забавы. Но можно сыграть на опережение. Катерина сообразила, какой ответ Анна была бы рада слышать, и сформулировала его:
И то и другое, госпожа. Я заслужила, и буду рада, если вы сделаете и то и другое. - но затем услышав указание, Катерина кивнула, и поспешно скрылась с глаз Анны. Опять же, работа в чём-то успокаивала. Хотя, если уборка или готовка была ещё хоть как-то привычной, то подготовка бани уж точно нет. Конечно, пару раз она колола дрова у кого-то в гостях на даче, по приколу, так что кое-как умела это делать. Да и благодаря регулярным походам в тренажерный зал спортивная форма была неплохой. Но всё же это всё было непривычно.
Принеся уголь и дрова в баню, Катерина сообразила, что её одежда несколько испачкалась. Как-то не было времени найти что-то более простенькое, и теперь на блузке и юбки гдето были тонкие кусочки щепок отделившиеся от дров, а где-то и пятно от угля. Мысленно всё это проклиная, Катерина разделась прежде чем приступить к растопке, до белья. Чтобы не запачкать всё окончательно. Пришло ежиться от холода, было конечно теплее чем на улице но всё ещё холодно пока баня была не растоплена. Но когда с рубкой дров и первичным розжигом было закончено, она снова могла одеться. Да и теперь нужно было лишь следить чтобы не погасло и время от времени ворошить дрова внутри, да подкидывать новые. Конечно, руки успели немного почернеть от копоти, но по-крайней мере одежда больше не пачкалась.
Спустя какое-то время стало уже достаточно тепло. Глянув часы, Катерина заметила что у неё было ещё какое-то время до прихода Анны. И тогда она решила немного расслабиться и отдохнуть. Сняла с себя всю одежду, и зайдя внутрь бани, постелив простынь, легла на скамью, прикрыла глаза.
Что могло быть лучше, после всех этих переживаний, лежать, греться, и ощущать как капельки пота медленно стекают по телу?

0

75

Анна занималась своими делами еще не менее двух часов, ожидая, пока прогреется баня. Успела и полистать книгу, и проверить запасы еды - откуда городской знать, что в деревне запас еды жизненно необходим?

Наконец она сладко потянулась и, видя как из трубы над банькой струится легкий дым, решила что пора. Пройдя в баньку, она быстро разделась в предбаннике, оставляя одежду на полке, и вошла в парилку. Катя уже была там, вытянулась, расслабившись, и согревалась в полудреме. Подойдя к ней, Анна села на полку рядом.

- Не спи, сучка... - произнесла хозяйка, шлепнув по ягодицам рабыню. - В бане спать нельзя, угоришь... Кроме того я приказала тебе протопить баню, а не спать в ней... - Анна взяла Катю за волосы и стянула на пол, как игрушку, а сама легла на освободившееся место на живот.

- Возьми веник, березовый, в предбаннике висит. Замочи его пока в ведре... А пока он отмокает, разомни мне спину и ноги, раз уж все равно жду... И пару поддай, плесни воды на угли... - и девушка вытянулась на животе, слегка раздвинув ноги и вытянув руки вперед. Баня была уже достаточно натоплена, хотя и не на полную мощность. Но все же капли пота быстро заблестели на ее спине и ягодицах.

0

76

От неожиданности Катерина аж тихонько взвизгнула. Слишком уж она расслабилась, позабыв обо всём. Её тело требовало этого расслабона, после всего что на неё свалилось, так что и потеряла счёт времени.
Снова пришлось немного всхлипнуть от обиды, насколько больно и унизительно её стащили на пол попросту за волосы. Ещё обиднее было от того, что как раз в этой бане всё и началось. И тогда, казалось, они так мило наслаждались друг другом, ласками...
Да, госпожа Анна. - послушно, хотя и немного пустым, отстраненным голосом, согласилась Катерина. И далее выполнила всё по порядку. Нашла веник, замочила его. Тем временем подкинула ещё немного дров, а вернувшись в парильню, плеснула воды на угли. Сразу почувствовался сильнее жар, от пара заставляющего все сильнее ползти каплям по разгоряченным телам. Затем Катерина принялась разминать Анне её спину и ноги.
Хотя она и бывала в сауне в городе, там дело обходилось без массажей и веника. Но зато, помимо тренажерного зала, она посещала и массаж, спа-салон, где и сама в том числе научилась кое-чему, не только в качестве клиентки. Было у неё такое увлечение. Так что, хотя и деревенские банные дела были ей чуждыми, руки знали своё дело. Возможно, это было совсем иначе, чем было бы у деревенской. Но в чём-то быть может даже лучше. Руки то мягко бродили по коже, то немного ужесточались в своём массаже, сильнее сжимая, и даже слегка колотя. Но так или иначе, а эффект должен был быть расслабляющим. И вряд ли деревенской кто-то прежде делал подобный массаж, да со знанием дела.
Уж кто бы мог подумать что и такие навыки пригодятся Кате в этой поездке на лето в деревню...

0

77

Расслабившись под руками Кати, Анна некоторое время просто отдыхала. Но наказание не было отменено, а лишь отсрочено, так что минут через пятнадцать Анна приподняла голову.
- Ладно, думаю хватит... Ну-ка... - и она встала с полки, а затем похлопала по ней ладонью. - Ложись... Массаж ты делаешь классно, но пора бы тебя и попарить... - и когда девушка оказалась на банной полке, Анна поочередно привязала ремнями ее руки к незаметному кольцу у стенки. Затянув ремни, Анна обошла девушку сзади и поочередно привязала ее ноги - немного врозь, к противоположной стене.

- Вот так... А то всякие нетерпеливые девочки уже в начале парки норовят сбежать... Ты же не такая, верно? - и Анна, взяв кувшин, еще плеснула воды, поддавая жару. Белые клубы пара рванулись вверх, перехватывая дыхание обеих девушек.

- Так, теперь жди... - и Анна вышла. Ее не было пару минут - но у привязанной в жаркой парной Кати успело промокнуть от пота все тело. Ей даже могло показаться, что Анна бросила ее тут умирать от жара - но вот дверь парной открылась, и Анна вошла, неся в руках какую-то длинную траву.

- Вот, сейчас мы тебя попарим... - собрав траву в пучок, Анна размахнулась... И хлестко прошлась пучком крапивы по спине Кати. Затем снова, и снова, старательно выбивая из нее крики и вой боли.

0

78

Катерина послушно легла на скамью. В какой-то момент даже поймала себя на мысли, что была рада угодить госпоже, и слышать похвалу. Даже несмотря на то что шёл по сути первый день в такой роли, уже были какие-то такие мысли и эмоции. Но радоваться тому что её массаж понравился, и что госпожа будто бы сама озаботилась чтобы и Катерина пропарилась и отдохнула, пришлось недолго. Скоро её руки и ноги оказались привязаны ремнями. И оставалось только задаваться вопросом, случайно ли оказались эти кольца в стене, или же их предназначение изначально было для того чтобы удержать "норовящих сбежать в начале парки девочек". И первая ли она в такой роли и таком положении.
Правда, сказать по правде, и в голове Катерины порой возникали самые разнообразные фантазии, и в том чтобы быть связанной кожаными ремнями, было кое-что и возбуждающее. И она вполне была бы готова так поиграть и сама, быть может. Если бы не то, кем была Анна. Если бы не история с псом. После этого, оставалось относиться ко всем намерениям и действиям Анны с опаской и осторожностью.
На какое-то время Катерина оказалась оставлена самой себе. К возвращению Анны, её тело было горячим и мокрым. В обоих смыслах этих слов. С одной стороны, в голове были самые разнообразные мыслишки о том, как её может теперь наказать Анна, и от этих мыслишек Катя успела возбудиться. (К тому же, сама то и с утра так и не словила оргазм, так что неудовлетворенность возвращалась). С другой стороны, попросту от жара протопленной бани, и пара, её тело тоже стало горячим, и совсем уже мокрым от пота. Если учесть что она тут пробыла какое-то время ещё до прихода Анны, а затем пока делала массаж, и вот теперь, в ожидании, - то парься она сама, уже поспешила бы наружу. Было бы уже достаточно. Но с этим была проблемка. С привязанными руками и ногами сложно было идти из бани наружу, к прохладе.
Но вот Анна наконец вернулась. И тут Катерина не сразу поняла что именно у неё в руках. В первый момент думая что просто пучок какой-то травы или тот самый размокший веник. И гадая, будет это похоже больше на порку в наказание (с которой сама согласилась прежде), или же просто на традиционное обхаживание веником в бане. И в такой жаре не сразу стали ясны ощущения. Но затем стало понятно, что кожу обжигали удары не только потому что трава была собрана в узкий пучок, способный оставить красные полосы, если ударить посильнее. А и потому что это была крапива. И гладкая, ухоженная кожа городской девушки скоро должны была покрыться красными волдырями.
Взвизгивая от боли, Катя задергалась. Но ничего хорошего этим не добилась. ремни были довольно крепким, кольца вбитые в стены - тоже. За счёт своих дерганий она лишь расширила ореол на спине, по которому попадала крапива.

0

79

Анна не поддавалась на вскрики, стоны, визг, а затем уже и рыдания жертвы. Вместо этого она методично порола ее крапивой - сначала по спине и бокам, затем по рукам, вытянутым вверх, затем по икрам и бедрам... На счастье Кати крапива в горячей парной оказывала действие куда слабее, частично сразу же вымываясь потом, и когда Анна стала сечь травой бедра Кати, жечься трава уже перестала. Оставив рыдающую в полку Кейт, Анна вышла в предбанник и вернулась с широким ремнем, продолжив экзекуцию уже им.

Ее невероятно возбудили крики и вопли Кати, как и ее бессвязные мольбы - и она старательно выпорола девушку по полному кругу еще раз уже ремнем - по спине, бедрам, рукам, бокам и икрам. В конце Катя уже не кричала, а только слегка вздрагивала от ударов - но кое-что Анна приберегла на "десерт". Сев позади, она сильно раздвинула ноги жертвы.

- Раздвигай ляжки свои, сучка, чего валяешься? - прикрикнула она, и Катя из последних сил раздвинула связанные ноги хотя бы в коленях, давая доступ к своей нежной щелке. Пальцы Анны уверенно начали гладить и тереть ее, пользуясь тем, что в горячей парной ее тело уже насквозь было влажным, и смазки не потребовалось бы, даже будь Кате противны действия хозяйки.

- Ну что, сучка, нравится? Порадуешь свою хозяйку, кончая в ее руках, а? - спросила Анна, быстро теребя пальцем увеличившийся клитор Кати. Она внимательно следила за состоянием жертвы и не пропустила момент, когда начал хватать ртом воздух, изгибаясь. Волна оргазма уже готова была накрыть девушку... и ремень метко и резко хлестнул ее между ног, задевая клитор и вызывая дикую боль и дикий, неуправляемый оргазм... Еще удар между ног Кати, и еще, заставляя ее выть и дико орать - и с какого-то момента Катя просто вырубилась, уткнувшись в деревянную полку и потеряв сознание.

Отвязав ее руки и ноги, Анна сама отнесла девушку в предбанник, вытерла ее, а затем донесла до своей спальни. Ее было не удивить физическими нагрузками, и с такой ношей она справилась. Впрочем, давать жертве выспаться просто так было бы слишком большой наградой - так что она надела на шею Кати ошейник, связала ей руки и пристегнула Катю к ножке постели. Затем уложила ее на постели в ногах и, удобно устроившись сама на кровати, положил ноги на свою живую подушку и погрузилась в чтение...

0

80

От своей беспомощности и боли пришлось поплакать. Хотя и то правда что от жара, да и количества пота на теле, боль крапивы была не такой сильной как могла быть. Но с другой стороны, всё же сильно щипало. Была лишь небольшая пауза, а затем экзекуция продолжилась, теперь кожаным ремнём.
пожалуйста.. прошу.. умоляю.. вас... госпожа... - от всей этой боли, когда всё тело просто горело, и мыслей больше не могло быть о гордости и самолюбии. А слово "госпожа", повторенное за день в отношении хозяйки дома столько раз, становилось уже всё привычнее. И Катерина продолжала стонать и извиваться на скамье. Не вполне себе отдавая отчёт в том, что такое положение, с руками и ногами привязанными к кольцу, и порка, да скамья о которую терлась телом, всё это возбуждало её, и вынуждало соски попросту торчать.
- Да, госпожа - тихо, но с готовностью, почти не думая отвечала Катя, и послушно раздвигала ноги.
ох... м... - и тут уже спорить со своим телом было сложно. Оно и без того было напряжено и на взводе, а от ласок Анны стремительно подходило к оргазму. Который Катя наконец имела возможность получить, впервые за день.
Произошедшее дальше попросту "снесло крышу". Это был вскрик, громкий стон, дерганье на скамье, пуще прежнего задевая скамью грудью, и... бешеный оргазм. И всё сопровождалось дикой болью между ног. Выдержать всё это было просто нереально. В глазах у Кэт потемнело...

... Очнувшись спустя какое-то время, сама не знала какое, она немного пошевелилась. Тело всё ещё ссадинило. Ещё затекли руки. Похоже, они снова были связаны. А что на шее?... видимо, ошейник. Она глянула на Анну. Та читала книгу, видимо ещё не заметив пробуждения своей собственности. Катерина слишком устала от моральных потрясений и физической боли, чтобы продолжать сопротивляться и хвататься за гордость. По-крайней мере сегодня. Тем более что... ощущения сегодня были такими острыми, что... вместо ненависти и отвращения к Анне, в этот момент мелькнула мысль, какая она красивая. Ведь, на Анне тоже все ещё не было одежды. И поэтому далее Катерина повела себя после пробуждения так, как ещё день назад точно не повела бы, такого сложно было ждать от заносчивой городской.
Но да, ещё прежде чем Анна сообразила что её собственность очнулась, Катерина нашла губами ступни Анны (руки то были связаны), и стала облизывать пальчики её ног.

0

81

Легкие касания языка к пальцам ног дали Анне понять, что ее рабыня проснулась. Дав ей некоторое время усердной лаской поблагодарить хозяйку, Анна сладко потянулась и, заложив страницу книги, положила ее на тумбочку.

- Ну что, уже проснулась? Как спалось? - спросила она, не убирая ноги со своей добычи.

- Вижу ты хорошо выспалась, пока я работала... Удобно устроилась, не так ли? Я ее еще и таскаю после траха, потом она дрыхнет на постели... - с сожалением убрав ноги с ее лица, Анна соскользнула на пол. За окном уже начинало темнеть, день стремительно шел к концу.

- Ладно... Будем ужинать. Ты же проголодалась, моя сучка? - с усмешкой хозяйка отстегнула рабыню от постели и освободила ее руки, но ошейник оставила.

- Сначала иди возьми миску собачьей каши, в сарае стоит, потом открой клетку Графа, он поди уже заждался тебя, потом свои вещи с бани соберешь, ополоснешься, оденешься и сюда. Ужинать будем!
- и Анна, накинув легкий халатик, приятно согревающий в вечерней прохладе, прошла на кухню. Стало слышно, как там зашумела газовая горелка, а вскоре запахло приятным запахом жарящегося картофеля.

Она не стала уточнять, что Граф наверняка снова предъявит права на самку, хотя и предвидела это. Не стала и говорить, что ужин будет не совсем таким, каким его ждет Катя. Той оставалось лишь надеяться, что быстро сгущающиеся сумерки и высокий забор скроют ее от посторонних глаз.

0

82

Спасибо, госпожа! - на мгновение Катерина и в самом деле ощутила благодарность за то что ей дали выспаться, хотя казалось бы это был такой пустяк после того через что она прошла и что с ней сделала сама Анна. Ну а картинка в голове того, как Анна несла её на руках в постель (только теперь дошло, что ведь Анна, должно быть, отнесла её на руках - раз Катя вырубилась в бане а очнулась тут), и вовсе была готова свести с ума. И тут уже возникала запоздалая мысль, что не слишком ли она увлеклась: благодарила уже не из страха перед Анной, а совершенно искренне. Но эти мысли сейчас были довольно несвоевременными.
- Я могла бы и сама, к чему вам утруждаться... - Катя выпалила вслед хозяйке дома, что она и сама могла бы приготовить для них ужин. Как-то само собой в голову такое пришло, прежде чем успела себя одернуть. И хотя счет времени слегка потерял смысл, кажется с момента становления собственностью хозяйки этого дома прошло не так много времени. А она уже сама вызывалась выполнять больше, а послушание в плане остальных указаний выглядело само собой разумеющимся. Хотя и было по-прежнему немного не по себе идти к псу (от воспоминаний о том с чего всё началось, мурашки были по коже!), да ещё и голой.
Ну, сказать по правде, она больше переживала за встречу с псом в голом виде, чем за то что её кто-то заметит во дворе. В конце концов, она и во дворе дома который сама снимала в этой деревне, не брезговала загорать голышом. Хотя тут была дополнительная пикантность что её могли заметить у чужого дома.

У клетки Катя на мгновение остановилось. Сердце колотилось как бешеное, её вдруг охватила паника. Вдруг вспышками в голове возникло то что происходило в лесу. Но переминаясь с ноги на ногу, она всё же собралась с силами, и настроила себя.
"Главное, к каждому найти подход. И не злить.. Иначе я сама стану ужином, вместо этого корма..."
Неизвестно сколько бы она ещё медлила, или может быть даже повернула назад, но тут за оградой стала проезжать какая-то машина. И испугавшись, что теперь в свете фар, она ещё и станет видна кому-то во всей красе, Катерина поскорее отперла клетку и, пригнувшись, вошла внутрь.

Успев кое-как всё же настроить себя, она решила показать дружелюбие вместо агрессии. Хотя пёс вряд ли понимал её слова, но тон голоса, и если можно сказать, язык тела, тоже имели значение.
Привет, милый. - поставив миску с кашей рядом, она присела рядом с псом, и заботливо погладила его гриву, надеясь, что это настроит его на миролюбивый лад. Да и кто будет не рад тому что ему принесли еду!

0

83

Начав готовить, Анна продолжала посматривать в окно. Катя долго собиралась с духом, но в какой-то миг, видимо опасаясь попасть в свет фар машины за забором, быстро наклонилась и открыла вольер. Граф толчком лапы распахнул дверь и заметался по участку, засидевшись за день в вольере. В уже почти полной темноту Анна с трудом разглядела, что Катя вошла в вольер и оставила там миску. Выйти она не успела - Граф вернулся назад первым, и замер в дверях, помахивая хвостом.

Анна вздохнула. С одной стороны, Граф был в своем праве, это теперь была его сучка. С другой же... Хорошее поведение Кати заслуживало награды. Сдвинув сковороду и вырубив горелку, она босиком вышла на улицу. Земля была сырой после дождя, и мягко обнимала ноги, скрывая ее шаги. А вот звуки в вольере ничто не скрывало - Граф успел обозначить приоритеты, и миска с едой отодвинулась в сторону, а он уже лез носом между ног Кати, отчаянно пытавшейся одновременно мягко, но непреклонно отвести его морду от себя.

- Граф, фу! Ко мне! - приказала Анна, встав возле вольера. Недовольно заскулив, кобель вышел наружу, а следом вышла и его сучка, дрожащими руками почему-то прикрывавшая прелести.

- Давай топай мыться. У тебя пятнадцать минут, чтоб вся была чистенькая и готовая, поняла? Чего встала, беги! - и она пошла к дому, оставив Графа у открытого вольера. Кобель явно был недоволен, что второй подряд вязки не будет, но авторитет хозяйки для него был нерушим - так что он приступил к поеданию каши, аппетитно ворочая ее мордой по полу вольера.

Анна же, вернувшись, дожарила картошку, добавила консервов, прочих мелочей вроде овощного салата и лука... В общем, обычная трапеза - если не считать, что одна из девушек является собственностью второй. Впрочем, внешне Анна это пока не проявляла - простой стол был накрыт на обеих одинаково, две тарелки, одинаковые вилки, все вполне нормально. Даже порции Анна положила одинаковые, а затем запахнула халатик поудобнее и стала ждать.

0

84

Катя старалась избегать агрессии в ответ и вообще резких движений. Поэтому действовала мягко, гладя, но всё же решительно  пытаясь отвести от себя морду и лапы пса. И видимо если бы Анна не появилась тут, то в конечном итоге она бы точно эту небольшую, довольно мягкую борьбу проиграла бы, и пришлось бы развести ноги для повторного унижения, связанного с... псом.
Молча кивнув на слова своей хозяйки, она поспешно отправилась в душ, пока Анна не передумала.
Постаравшись сильно не задерживаться, она управилась минут за 10, и появилась в кухне, завернутая в полотенце. В глазах читался немой вопрос, стоило ли ей садиться за стол прямо так, избавиться от полотенца, или же всё же одеться по-нормальному. Так-то, она собиралась пойти одеться, но быть более одетой чем её хозяйка, что была в халатике, было бы странно.
Кроме того было довольно удивительно наблюдать, что Анна не только сама приготовила ужин, и спасла Кэт от своего пса, но и накрыла как для равных. А если ещё вспомнить что до этого она сама несла свою собственность на руках в кровать, то слишком всё получалось хорошо и идеально. Даже подозрительно.

0

85

- Садись, садись, чего ты как неродная? - улыбнулась Анна, поудобнее ставя для Кэт стул. Секунду помявшись, та села, поправляя полотенце, закрывавшее ноги. Анна же уже налила ей стопку водки, положила полную тарелку еды и подвинула ближе салат.

- Кушай, кушай.... - приговаривала она, сама тоже налив себе и водки - но куда меньше, едва на донышке рюмки, и положив еды, приличное, но умеренное количество. Ждать начала трапезы тоже не пришлось - подавая пример, Анна первой начала орудовать вилкой, и на несколько минут воцарилась тишина. прерываемая только звяканьем посуды и хрустом овощей.

- Так вот... - между делом произнесла хозяйка, наставительно помахивая указательным пальцем. - Я не хочу, чтоб между нами была неприязнь или непонимание. Ты ведь понимаешь, что всё, что с тобой случилось - это просто карма. Прошлая ты вела себя неправильно, и за это новая ты страдаешь. Вернее, страдала! Уже не страдаешь... Может быть, чаю? - спросила она, включая электрический чайник.

- Так вот, страдание, как говорили философы - это перерождение души. Я просто помогаю родиться тебе в новую личность. Да, это больно - но это необходимо. Тебе нужно отринуть лишнюю гордость, смириться с этим... И твоя жизнь обретет новый смысл. У каждого в жизни бывают такие моменты. Они просто выражены с разной степенью яркости. Когда-то они сверкают как факелы, а боль, требуемая для очищения, сильна как никогда... А когда-то это лишь пара пощечин - и человек уже на все согласен, он уже меняется... Это же так приятно, когда тебя ведут к очищению, верно? - разглагольствуя, Анна уже доедала свою порцию, но чайник еще не вскипел, и она, убрав пустую посуду в раковину, взяла зубочистку.

- Сама посуди, после очищения ты сбросишь все старые долги. Тебе некого будет бояться, ты должна будешь лишь следовать своему пути... и наслаждаться этим... Это воистину прекрасно, - кивнула Анна, крутя зубочистку в пальцах.

- И ты же не попробуешь... сойти с пути, верно? - глянула она на девушку холодным, жестким взглядом. Лед в ее словах и взгляде застал Кет врасплох и та поперхнулась. Дав ей откашляться, Анна улыбнулась снова.

- Не бойся. Просто будь умницей... - Анна налила им обеим по чашке чая и поставила их на стол. Сев снова на свое место, она, ритмично постукивая пальцем по столу, добавила.

- Быть умницей означает слушаться свою хозяйку. Поэтому с этого дня ты выполняешь все мои приказы. После ужина я буду пробовать с тобой кое-что еще... У наших, деревенских девок слишком много комплексов, а ты городская, тебе буде проще... Верно же? - спросила она с дьявольской улыбкой, отпивая немного чаю.

0

86

Спасибо.. госпожа. - тихо благодарила Кэтрин, и несмело усаживалась на краешек стула, не смея даже лишний раз поднять глаза на Анну. А когда поднимала - то жадно рассматривала её. Но как объект преклонения. Вероятно, в голове возникали мыслишки, как же быстро перешли в ней все эти перемены. За такой короткий срок, куда-то делась вся наглость, гонор. Вместо этого она была пришибленная, и ей даже казалось что что-то не так в том что она сидит за столом с таким же правом. Что её тут не место, за одним столом с её хозяйкой, что сама она должна быть в лучшем случае на полу.
После того через что пришлось пройти, уже за это она была безумно благодарна, что ей позволяется спокойно сидеть и есть как обычному человеку, с Анной за столом, и что её в этот момент никак не истезают. Хотя и пришлось вздрогнуть от насмешливых угроз в голосе её хозяйки.
Всё это время она просто молчала слушала, или же односложно соглашалась со всем что было сказано хозяйкой этого дома.
Конечно, госпожа. Всё что пожелаете. - на мгновение взгляд у Кэт стал совсем пустым. Её рот на автомате выдал привычную теперь фразу. Но сердце на мгновение сжалось от боли и унижения. От невольного воспоминания, что она была городской, у неё были друзья, много чего, там, в городе, и теперь она стала никем, просто вещью. Судорожно сглотнув, она вновь с готовностью посмотрела на Анну. Попросту была в ожидании дальнейших указаний, что бы это ни было.

0

87

Допивая чай, Анна задумчиво водила пальцем по столу, то плавно скользя им, то постукивая ногтем по гладкой поверхности в так свои мыслям. Она размышляла, все ли она сделала необходимое, дабы окончательно пресечь спокойное существование Кати вне ее деревни. В розыск объявила, и вполне по-настоящему - участковый уже написал акт изъятия вполне настоящей "дури" и сообщил, что подозреваемая скрылась. Пальцы с ее машины тоже сняты им же, и отосланы туда же. Связаться с влиятельными знакомыми - сейчас Катя будет кидать тень на них всех, не настолько ценная фигура. А ей самой почти что и нечего им предложить - счета арестованы, имущество тоже... Кое-что в тайниках у нее конечно есть - но официальной помощи ей никто не окажет. Слишком рисковано. Все будут думать, что Катя перешла кому-то дорогу и расплачивается за это, а помогая ей, можно разделить ее судьбу. Нынешняя дружба не так крепка, как раньше.

Наконец, чашка опустела. Глянув в окно на участок, по которому носился Граф, Анна удовлетворенно кивнула.
- Так, пора спать... Приберись тут, потом приходи... - и она, оставив посуду, двинулась к постели. На ходу сбросила на спинку стула сарафан и легла, наслаждаясь прохладой простыни. Ужин несколько разморил ее, но она понимала, что это лишь ненадолго - ведь фигурка ее рабыни, ее новой игрушки, проворно прибирающаяся со стола, вновь вызывала у нее желание и искорки в глазах.

Поднявшись, она дошла до шкафа и вытащила оттуда одну из игрушек, которую любила использовать одна, а теперь собиралась вместе с новой рабыней - крупный, изящный вибратор с десятком режимов работы. Положив его возле себя, Анна расслабленно вытянулась на постели, глядя в потолок.

- Ну ты скоро? - с нетерпением переспросила она. - Я уже заждалась... Приступай, твоя госпожа хочет отдыха...

0

88

Да, госпожа. - тихо повторила Катерина. Когда Анна вышла из комнаты, Катя невольно задумалась, насколько обыденной всего за пару дней стала эта фраза, совсем не вызывала никакого отторжения. И даже какое-то приятное чувство. А вместе с тем... было что-то вроде разочарования, что ужин прошёл настолько мирно, без каких-либо событий. - Это уж слишком! - словно бы прикрикнула она на саму себя. Всякому любопытству есть предел, и любопытство на тему того как над тобой решат поизмываться в следующий раз - это и правда перебор. Но с другой стороны, раз её просили прийти... возможно, что-то ещё и планировалось. А может быть, это зависело и от самой Катерины?
Она постаралась прибраться побыстрее, а затем замерла. Наконец, решившись, взяла на себя наглость найти косметику Анны (своих то вещей не было), и накраситься поярче. А затем скинуть с себя всю одежду кроме трусиков, и прямо в таком виде отправиться к хозяйке дома.
Я у ваших ног... - томным голосом сообщила она Анне, и кажется впервые за это время искренне улыбнулась. И не замедлила подтвердить свои слова действиями, присаживаясь на колени подле Анны, касаясь нагой грудью её ножек, а затем и целуя её ступни.

0


Вы здесь » Инсвейл » Флешбек » Тяжело в деревне без нагана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC